Визор Вэ пишет

Заметки из Санкт-Петербурга про книги, фильмы, сериалы и окружающий мир.

ATL — Ареола

25 мая, 11:42

Город Пушкин

18 мая, 12:27

На выходных ездили с Эдгаром в Пушкин.
Пушкин, 15 мая 2016

Пушкин, 15 мая 2016

Пушкин, 15 мая 2016

Пушкин, 15 мая 2016

Пасхальный маффин

1 мая, 19:53

Пасхальный маффин

Санкт-Петербург, 26 апреля 2016.

12 000 читателей «Квоутмэлона»

25 апреля, 13:52

12 000 читателей «Квоутмэлона»
Продолжаем перепись.

Сегодня у нашего сборника цитат «Квоутмэлон» 12 тысяч подписчиков.

Одиннадцать было 15 февраля 2016 года.

Карандаш вернулся

21 апреля, 11:14

Понравился вступительный трек с прошлогоднего альбома Карандаша:

«Почти серьёзно» Юрия Никулина

13 апреля, 12:54

pochti.jpg

«Почти серьёзно» — автобиографическая книга советского клоуна и актёра Юрия Владимировича Никулина. Впервые она вышла в 1979 году, однако я узнал о ней только в 2016-м. Автор пишет о своём детстве, о Великой Отечественной войне, о том, как не сумел поступить в актёрские вузы и стал клоуном.

Книгу я решил прочесть после того, как друг показал мне отрывок из неё:

«У нас в Токмакове часто собирались мои друзья, приятели отца. И как правило, во время чаепития шел обмен анекдотами. С отцом советовались, как лучше анекдот рассказать, подать. Конечно, анекдот должен быть коротким. Длинные анекдоты слушать скучно. Хотя бывают и среди длинных анекдотов хорошие, если у них конец неожиданный.

В связи с этим мне запомнилась история с анекдотом, завершение которой произошло в Калинине.

Еще учась в девятом классе, я с моим школьным приятелем Шуркой Скалыгой поехал как-то на стадион. Висим мы на подножке (в то время у трамваев не было автоматически открывающихся и закрывающихся дверей), а рядом с нами два парня, с виду студенты. Один из них и говорит другому:
— Слушай, мне вчера рассказали интересный анекдот.
Мы с Шуркой насторожились.
— Один богатый англичанин, — начал рассказывать парень, — любитель птиц, пришел в зоомагазин и просит продать ему самого лучшего попугая. Ему предлагают попугая, который сидит на жердочке, а к его каждой лапке привязано по веревочке. „Попугай стоит десять тысяч, — говорят ему, — но он уникальный: если дернуть за веревочку, привязанную к правой ноге, попугай будет читать стихи Бернса, а если дернуть за левую, — поет псалмы“. „Замечательно, — вскричал англичанин, — я беру его“. Он заплатил деньги, забрал попугая и пошел к выходу. И вдруг вернулся и спрашивает у продавца: „Скажите, пожалуйста, а что будет, если я дерну сразу за обе веревочки?“
И тут парень, который слушал анекдот, вдруг сказал:
— Нам выходить надо.
И они на ходу спрыгнули с трамвая.

Пришел я домой и все рассказал отцу. Целый вечер мы гадали, какая может быть у анекдота концовка. Наверняка что-нибудь неожиданное. Мы перебрали сотни вариантов, но так ничего и не придумали.
Прошло много лет. В годы войны, когда мы стояли в обороне под Ленинградом, как-то один мой товарищ рассказывает в землянке:
— Послушайте, ребята, хороший анекдот. В одном магазине продавали дорогого попугая. У него к каждой лапке привязано по веревочке. Как дернешь за одну, так он частушку поет, как дернешь за другую-начинает материться.
— Ну?! — воскликнул я в нетерпении.
Только солдат хотел продолжить рассказ, как его срочно вызвали к комбату. И он больше в землянку не вернулся. Его отправили выполнять задание, во время которого он получил ранение и попал в госпиталь.

И вот в Калинине во время представления стою я как-то за кулисами рядом с инспектором манежа, и он мне вдруг говорит:
— Знаешь, хороший есть анекдот. О том, как в Америке продавали попугая с двумя веревочками.
— Ну?! — замер я в потрясении.
— Сейчас объявлю номер. Подожди.
Вышел инспектор манежа объявлять номер, и с ним стало плохо, сердечный приступ. Увезли его в больницу.
Я понял, что больше не выдержу, и на следующий день пошел к нему в больницу.
Купил яблок, банку сока. Вхожу в палату, а сам весь в напряжении... Если сейчас упадет потолок и инспектора убьет, я не удивлюсь.
Но потолок не упал. Просто мне медицинская сестра показала на аккуратно застеленную койку и сказала:
— А вашего товарища уже нет...
Ну, думаю, умер. А сестра продолжает:
— Его час назад брат повез в Москву, в больницу.
„Еще не все потеряно, — подумал я. — В конце концов, вернется же он обратно“. Но до конца наших гастролей инспектор так и не вернулся.
Отец был потрясен этой историей.
— Прямо мистика какая, — говорил он, — жуть берет.

Спустя три года я снова попал в Калинин. В цирке инспектором манежа работал другой человек.
— А где прежний инспектор? — сразу же спросил я.
— А он ушел из цирка, — ответили мне. — Работает здесь, в Калинине, на радио.
В первый же свободный день я отправился на местное радио, отыскал комнату, где работал бывший инспектор. Два раза переспросил сотрудников, там ли их начальник (инспектор на радио возглавлял какой-то отдел), и, когда мне сказали, что он сидит на месте, я с трепетом постучался в дверь и вошел в кабинет.
Он сидел за столом и, увидев меня, воскликнул:
— О! Кого я вижу.
Я же про себя говорил: „Тише ты, тише. Не очень радуйся. Сейчас что-нибудь произойдет“.
Проглотив слюну, набрав воздуха, я выпалил:
— Привет! Что было с попугаем, у которого на ногах были привязаны веревочки?
— У какого попугая? — опешил бывший инспектор.
Я напомнил об анекдоте.
— А-а-а... Да-да... Такой анекдот был. Понимаешь, начало я, кажется, помню; продавали попугая в Америке... но вот концовку я забыл.
— Как забыл? — обмер я. — Ну вспомните, вспомните, — умолял я.
Он задумался, потом радостно воскликнул:
— Вспомнил! Сейчас расскажу. Только быстренько схожу к начальнику, подпишу текст передачи.
— Нет! — заорал я. — Сейчас расскажите, я и уйду.
И он рассказал.
Оказывается, когда покупатель спросил продавца, что будет, если дернуть сразу за обе веревочки, то вместо продавца неожиданно ответил сам попугай.
„Дурр-рак! Я же упаду с жердочки...“
Так я наконец узнал концовку анекдота».


В начале каждой главы Юрий Владимирович рассказывает анекдот или забавный случай из жизни. Например:

«Один из артистов Малого театра вернулся с курорта и прямо с поезда решил заехать в театр. Ходит по театру в летней рубахе, веселый, загорелый, пиджак через плечо, чемоданчик в руке. Здоровается со всеми, рассказывает, как отдохнул. Подходит к подмосткам и видит, что свет притушен, а на сцене стоит стол, за которым в боярских костюмах сидят артисты. Так как дело было днем, артист решил, что идет репетиция. Он бодро вышел на сцену, взмахнул рукой и, притопнув при этом ногой, воскликнул:
— Здорово, бояре!
Бояре странно посмотрели на него и ничего не ответили. Скосил он глаза и увидел, что зал полон публики. Оказывается, в тот день устроили шефский спектакль для солдат. Постоял артист секунду и тихо ушел за кулисы. Публика безмолвствовала. Никто ничего не понял. Зато бояре, плача от смеха, стали сползать под стол. Никто дальше играть не смог. Пришлось дать занавес».


Последняя глава посвящена историям о съёмках автора в фильмах. Она особенно интересна:

«Запомнился мне сюжет Никиты Богословского „Охота на оленя“. Лес. Идет крадучись человек с ружьем. Притаился за кустами. Раздвигает кусты, видит, стоит чья-то „Волга“. Человек подходит к машине и, быстро отвинтив с радиатора металлического оленя, убегает».


«Почти серьёзно» написана простым языком. После её прочтения ощущаешь себя побывавшим на юмористическом спиритическом сеансе, где Магистр Сомнительной Магии давал тебе возможность лично выслушать байки клоуна Никулина.


Предыдущие автобиографии
«Война всё спишет» Леонида Рабичева.
«Воспоминания о войне» Николая Никулина.
«Автобиография» Бенджамина Франклина.

Петербург сегодня

5 апреля, 17:07

Сити:
IMG_2754.jpg

Машина с рекламой:
IMG_2770.jpg

Без тормозов:
IMG_2854.jpg

Санкт-Петербург, 5 апреля 2016.

Ссылки недели, 30

3 апреля, 15:22

cover-ani.gif
Максим Ильяхов и Люда Сарычева выпустят книгу «Пиши, сокращай».

Тест «Насколько ты задрот».

Предыдущие выпуски: 29, 28.

Ctrl + ↓ Ранее